Михаил Квятковский: В афере с земельными участками мой приговор ставит под сомнение законность выделения земли под гипермаркетом “Эпицентр”

Михайло Квятковський: В афері з земельними ділянками мій вирок ставить під сумнів законність виділення землі під гіпермаркетом “Епіцентр”

Председатель Луцкого горрайонного суда в интервью Ведомостям рассказал о давлении на судей, сложные земельные дела и задекларированные доходы.

Недавно собрание судей переизбрали Михаила Квятковского председателем Луцкого горрайонного суда, в должности которого он работает с апреля 2014 года. Перед тем дважды был заместителем председателя данного суда и имеет общий судейский стаж более 25 лет. Сведения решить расспросить Михаила Семеновича о давлении, которое оказывается сегодня на суд, судебную реформу и сложные земельные дела.

Какая самая тяжелая дело было в вашей практике и в чем заключалась ее сложность?

Самая сложная, объемная, с большим количеством эпизодов — это дело так называемых цыганских риэлторов, которая рассматривалась в 2005-2006 годах и в которой фактически было задействовано 14 подсудимых. Это дело я слушал около шести месяцев и все 14 человек были осуждены к длительным срокам. Кроме того, в ней одним из подсудимых проходил работник нашей местной прокуратуры.

Суть дела — риэлторы искали обездоленных людей, которые не имели за что жить, но имели квартиры. Мошенники выменивали их жилье на маленькие домики в отдаленных деревнях, обещая доплатить разницу от обмена, но фактически обманывали их. По факту потерпевших вывозили в дома, жить в которых было невозможно. Обменянные квартиры присваивали и позже продавали, а деньги забирали себе. Сложность дела заключалась в том, что было трудно доказать мошенничество при заключении договора купли-продажи и обмена.

Недавно Вами слушалось дело, относительно аферы с земельными участками в селе Поддубцы, в которой подсудимые получили реальные сроки наказания. Прокомментируйте Сведениям Ваше решение?

Дело касалось схемы отчуждения земли сельскохозяйственного назначения. Она уже рассматривалась в нашем суде, но высшей судебной инстанцией предыдущий приговор был отменен в связи со слишком мягким наказанием обвиняемых и другими нарушениями процессуального права. Дело было отправлено на повторное рассмотрение. Потому, учитывая рекомендации суда высшей инстанции, и исследовав доказательства еще раз, мною было назначено обвиняемым наказание в виде реальных сроков лишения свободы.

В данном деле работник Поддубцевской сельского совета, договорившись с землеустроителем и работником управления земельных ресурсов Луцкого районного совета, подделывали решения сельского совета о выделении земельных участков по заявлениям людей. Они готовили пакеты документов для получения государственных актов на землю сельскохозяйственного назначения, а некоторые люди, на которых оформлялись эти земельные участки, даже не знали, что владеют землей в Поддубцы. Потом у нотариуса делались договоры обмена земельных участков, по которым оформлены земли обменивались на земле в Липинах, где сегодня находится строительный гипермаркет “Эпицентр”.

Вопрос земли сельскохозяйственного назначения, которая оказалась под Эпицентром, осталось в данном деле неисследованным, а мой приговор ставит под сомнение законность выделения земли под этим гипермаркетом. Думаю, что есть заинтересованные лица, которые хотят, чтобы приговор не вступил в законную силу. Сегодня данное дело находится на рассмотрении в апелляционном суде и таким образом определенные СМИ пытаются повлиять на суд и доказать, что этот приговор является незаконным.

Я также давал комментарии журналистам “Аверса”, которые затем были совершенно искажены. Можно сделать вывод, что это псевдо расследование было изложено однобоко и очень похоже на заказной материал, целью которого является давление на суд.

То все-таки на суды давят?

Конечно. Сегодня это не единичные случаи, и пытаются давить не только на меня, но и на других судей. Когда кто-то идет в суд, то он считает, что прав и суд должен решить дело в его пользу. Создают психологическое давление, чтобы суд вынес решение в их пользу. Особенно это видно в случаях, где сторона заведомо знает, что проиграет дело.

Каким образом осуществляется давление на судей? Как с этим справиться и какие есть методы давления?

Главное показать один, второй, третий раз, что не поддаешься давлению. Если первый, второй третий раз выдерживаешь этот давление и принял решение в соответствии с требованиями закона, то все, кто причастны к суду, знают, что бесперспективно идти к этому судье и что-то просить или давить.

Способы давления в моей практике были разные. Как пример, дело в отношении сына одного бизнесмена, который в нетрезвом состоянии стрелял из ружья по людям и был приговорен к лишению свободы. Перед вынесением приговора сначала он присылал адвоката, потом сам приходил, спрашивал, что нужно, чтобы вынести оправдательный приговор для сына. Я четко дал понять, что решение будет по закону и никаких других вариантов нет. Поняв это, он даже искал киллера, чтобы меня физически ликвидировать. Эти факты стали известны СБУ и до меня и моей семьи были применены меры безопасности, в частности, меня охраняли до оглашения приговора.

Какова Ваша позиция относительно судейской реформы?

Идея реформировать судебную систему очень добрая. Мы понимаем, что общество не очень положительно относится к суду и в новостях оглашают о судьях только негативную информацию. В Украине уже давно назрела необходимость провести судебную реформу, чтобы поднять авторитет судебной власти на должный уровень. В том числе, нужна появление новых образованных молодых людей.

Но есть вопросы к способу проведения судейской реформы. Сегодня проходит конкурс до Верховного Суда и, по моему мнению и по мнению местных судей, этот конкурс себя уже дискредитировал через изменение правил в процессе отбора. Например, на первом этапе претендентов оценивали по баллам и кто набрал ниже определенного бала, автоматически відсіювався. На втором этапе было практическое задание по написанию решений и приговоров, которое также оценивалось по баллам и после этого должна была бы отсеяться еще определенное количество людей. Но внезапно появляется решение — добавлять баллы первого и второго этапа. Получается, что кандидаты, которые відсіялись после первого этапа, не имели равных шансов, потому что они не проходили до второго этапа. Наверное, это было сделано для того, чтобы определенные люди попали на собеседование. Как после этого можно верить в прозрачность, публичность и законность такого конкурса? Вопрос, пожалуй, риторический.

С другой стороны, если человеку говорят, что он работает хорошо, но на его место объявлен конкурс и он должен уйти и не важно, что он избран судьей Верховного Суда бессрочно, не совершал никакого уголовного или коррупционного преступления, не имел аморального проступка и проработал на должности 10-20 лет. Законно ли это? Конечно нет. Эти люди обратятся в суд и выиграют его. Сначала выигрывают в Украине, а затем в Европейском суде.

В отношении судей, которых назначали на пять лет и у которых закончился срок полномочий. У нас в суде таких пять, а в Украине около тысячи. Они уже три года ходят на работу, получают зарплату, но в полной мере не осуществляют полномочия судьи, поскольку не имеют права до переназначения слушать дела. Также в Украине есть суды, которые не имеют судей за то, что одни ушли в отставку, а в других закончился пятилетний срок. Или про эту ситуацию никто не знает? Знает Президент, знает Верховная Рада и никто ничего не решает.

Один из способов поднять авторитет суда это сделать его максимально открытым. Как на практике реализуется открытость Луцкого горрайонного суда?

В Советском Союзе было принято, что суд — это тот государственный орган, который не является публичным. Мало кто тогда давал интервью, разъяснял решения по тому или иному вопросу. На сегодняшний день полностью пересмотрено отношение судей к средствам массовой информации и, в частности, к предоставлению населению информации о деятельности суда. Мы стараемся максимально публично работать и привлекаем для этого СМИ и общественность. В Луцкого горрайонного суда есть веб-сайт, где размещается большое количество информации о работе суда, резонансные дела и другая важная для населения информация. Также нами избран двух судей-спикеров для более эффективного сотрудничества со СМИ.

Может не все удается так как хочется, но стараемся работать прозрачно. Весной с помощью американского проекта правосудия проводился опрос относительно доверия граждан, которые непосредственно обращаются в суд. Большинство людей сказали, что доверяют суду и очень мало таких, которые обращаясь в суд, выражают ему недоверие. Считаю, что суд открытый к людям.

Или суд перегружен делами, и сколько дел рассматривает судья в день?

На сегодняшний день фактически осуществляют полномочия двадцать судей из двадцати шести. Это связано с тем, что у пяти судей закончились полномочия и есть одна вакантная должность. За год наш суд рассматривает в среднем 20 000 дел. Получается на судью — 1000 дел и это при том, что одно дело, к примеру, рассматривается по несколько заседаний, а есть дела, которые длятся 1-2 года. Нагрузка очень большая.

Мы поговорили об открытости суда и здесь важно говорить об открытости самих судей относительно их состояний. Можете рассказать о своем имуществе?

Могу сразу заявить, что вкладов в банках и наличных не имею. Меня избрали судьей 22 апреля 1992 года. В 1993 году Луцкий городской совет выделил для меня и моей семьи трехкомнатную квартиру, которая в 2000 году, согласно Закону Украины “О приватизации”, была приватизирована. В 2009 году мы с женой приобрели еще одну трехкомнатную квартиру и купили гараж. Также у моей семьи есть два автомобиля — Шкода Октавия и Тойота Королла. В 2009 году мне выделили земельный участок в Боратинскому сельском совете площадью 0,24 га. 12 соток я впоследствии продал. На оставленной части участка залил фундамент и оформил документы на незавершенное строительство. Как видно, в моем имуществе ни единого намека на злоупотребление должностным положением нет и быть не может.

Беседовал Михаил Гарщаль